Здоровье

Медсестра из Нью-Йорка о временах пандемии: «Больница выглядела так, словно снаружи идет война»

Ежегодно 12 мая в мире отмечают Международный день медицинской сестры. Праздник приурочен ко дню рождения Флоренс Найтингейл, одной из основательниц первой службы сестер милосердия. В канун Международного дня Служба новостей ООН поговорила об особенностях этой профессии с Ольгой, русскоязычной медсестрой, которая работает в госпитале в Нью-Йорке.

Служба новостей ООН: Во-первых, поздравляем Вас с профессиональным праздником! Насколько нам известно, изначально, до переезда в Америку, у Вас была совершенно другая профессия. Как получилось так, что Вы стали работать в медицинской сфере?

Ольга: Да, я приехала из Беларуси в Америку со своей университетской профессией – переводчик и учитель французского языка. Найти работу учителя неродного тебе французского в Нью-Йорке, конечно же, было невозможно…

Как-то раз я листала местную русскоязычную газету, раздел рекламы. Мне попалась на глаза позиция помощника фармацевта в маленькой пакистанской аптеке, где обслуживали в основном недавних иммигрантов, в том числе русскоговорящих. Я говорила по-русски, и меня взяли.  

Для меня это была первая работа, связанная с медициной. Я научилась разбираться в лекарствах, в их ингредиентах, в брендах…

Через три года я стала думать, что нужно что-то делать, куда-то двигаться. Мне предложили работу помощника фармацевта, но уже в больнице. Это была более квалифицированная работа. Я получила сертификат, который потом нужно было обновлять каждые два года.

Служба новостей ООН: А потом в какой-то момент Вы решили получить высшее медицинское образование…

Ольга: Однажды я зашла в отделение интенсивной терапии. Я приносила туда лекарства из нашего фармацевтического отделения. Я увидела медсестер, которые собрались вокруг одного из пациентов и делали ему CPR (реанимационные мероприятия – прим. ред.). То есть, по сути, они возвращали человека к жизни. Я подумала, что хотела бы стать одной из таких медсестер. Это стало толчком. 

Я поступила в колледж и отучилась там 15 месяцев. Это была ускоренная программа, но очень дорогая. Пришлось взять кредиты на обучение. Я их до сих пор выплачиваю.  

Служба новостей ООН: Вы не работали все это время? Как же Вы выживали в Нью-Йорке? 

Ольга: Муж работал. Помогали родители. Через 15 месяцев сдала экзамены, получила диплом бакалавра и пошла работать в ту же больницу, в которой я работала до этого, но уже медсестрой.

Служба новостей ООН

Сейчас я работаю в отделении прогрессивной терапии. Это на ступеньку ниже, чем интенсивная терапия. Пациенты, которые были в палате интенсивной терапии, в реанимации, они поступают к нам после лечения.

Служба новостей ООН: Сколько у Вас обычно пациентов?

Ольга: В идеале должно быть человек пять, но в реальности бывает больше. Больница относительно маленькая, а пациентов много.  

Служба новостей ООН: Бывают случаи, когда госпиталь отказывается брать пациента, у которого нет медицинской страховки? 

Ольга: Никогда такого не бывает. В Америке любой человек, даже если это нелегальный иммигрант без каких-либо средств, всегда получит помощь в больнице.  

Служба новостей ООН: Вы были готовы к тому, что увидели в больнице? К интенсивному ритму работы?  

Ольга: Ну, если честно сказать, то, конечно, нет. Школа – это одно, а школа жизни – совершенно другое. У меня был страх, потому что большая ответственность все-таки. И потом это изнурительная, тяжелая работа 12 часов в сутки. Но это мой сознательный выбор. Я люблю свою работу, я люблю людей, и неважно какие они, откуда, бедные, богатые, какой расы…

Служба новостей ООН: В 2020 году разразилась пандемия. Вы, наверняка, почувствовали приближающуюся катастрофу раньше других?  

Ольга: Нам заранее, где-то за месяц, рассказывали, что появилась новая, быстро распространяющаяся вирусная инфекция. Но никто не ожидал таких масштабов. Страха не было, но у меня лично было недоумение. Пандемия в наше время? Все это просто не укладывалось в голове.

Администрация сообщила, что с такого-то дня в госпиталь не допускается ни один посетитель. Потом стали массово привозить пациентов с одними и теми же симптомами. Коек в палатах не хватало, люди лежали в коридорах. Больница выглядела так, словно снаружи идет война. Это, по сути, и была война, но только врагом был вирус.

Внутри госпиталя в первые дни был хаос. Мы просто не понимали, как люди могут умирать так быстро и в таких количествах. Если человек не мог самостоятельно дышать, его подключали к аппарату искусственной вентиляции легких. Просто на тот момент не было другой возможности спасать больных. Но этот метод ведет за собой множество других проблем: дополнительные инфекции, сепсис и так далее. Две-три недели – и пациенты не выдерживали искусственного дыхания. Мы стали терять людей.

Госпиталь у нас маленький, и морг тоже маленький. Вскоре во дворе появился большой рефрижератор – мобильный морг. А через неделю их там было уже два.  

Служба новостей ООН: Как Вы все это пережили?

Служба новостей ООН

Ольга: Сообща. Ну и нам помогали, конечно. Все медсестры, которые работали в операционных, перешли работать в отделения. Приехали специалисты из других штатов, до которых пандемия тогда еще не дошла. Частные компании по собственной инициативе привозили нам в госпиталь маски, перчатки, санитайзеры, пауэрбанки, батарейки. Частные рестораны привозили в больницу еду и кормили нас за своей счет.    

Служба новостей ООН: А потом Вы сами заразились…

Ольга: В первый же месяц пандемии. У меня была пациентка, довольно грузная женщина. Ей было очень плохо, она пыталась вставать с койки. Она вся была уже серого цвета и не могла дышать. А у меня маска в тот момент болталась где-то на подбородке, не было времени поправить. Я подбежала, схватила ее, чтобы она не упала. Сама без маски. И буквально через пару дней я уже была больна.

К счастью, у меня ковид прошел в легкой форме. И у мужа тоже, которого я тут же заразила. Мы оба болели в изоляции дома, соседи привозили нам продукты, оставляли их у двери.

Никто не хотел болеть, конечно. Среди медперсонала, в том числе. Никто не хотел, но в итоге переболели все и по нескольку раз. К сожалению, мы в тот год потеряли нескольких коллег.

Служба новостей ООН: Проработав медсестрой, Вы решили подняться еще на одну ступеньку выше…

Ольга: Я уже второй год, продолжая работать в госпитале, учусь на магистра. Отучусь – буду работать самостоятельно, как независимый провайдер медицинских услуг.

Служба новостей ООН: В силу своей профессии Вы часто видите, как умирают пациенты. Ваша работа вызывает у Вас депрессивные мысли?  

Ольга: Бывает. Но ведь много и светлых моментов. Я всегда радуюсь, когда вижу, что пациенты выздоравливают, их встречают родные, и они уходят из госпиталя. Это случается чаще.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × 2 =

Кнопка «Наверх»