Дети

После начала СВО из Донбасса в Россию Еленой Ларионовой, которая уже год в рамках проекта «Школа. Помощь беженцам» дает ребятам бесплатные уроки русского языка.

После начала СВО из Донбасса в Россию Еленой Ларионовой, которая уже год в рамках проекта «Школа. Помощь беженцам» дает ребятам бесплатные уроки русского языка.

© РИА Новости

«Мой сын, ученик 9 класса, занимался с преподавателями русского языка в группе по подготовке к ОГЭ этот учебный год. Сегодня стал известен результат экзамена — 31 балл, оценка «5». В сентябре он написал пробный диктант на «2», сделав двенадцать ошибок. Премного благодарны преподавателям Андрею и Алёне за их самоотверженный труд».

© РИА Новости

«Благодаря Вашему педагогическому таланту и чуткому отношению к каждому из учеников, мой сын смог получить прочные знания, раскрыть свои способность к русскому языку и сдать ЕГЭ наравне со своими одноклассниками, и даже выше, чем некоторые из них. У нас в следующем году второй выпускник, будем рады подготовиться к экзаменам вместе».

Эти благодарности прилетели в начале лета в телеграмм-канал Украины и поступивших в российские школы, чтобы подтянуть их по учебе. Группа небольшая, около 1000 человек, но очень активная. Под каждой из благодарностей репетиторам — лайки, смайлики в сердечках, огоньки.

Помощь детям беженцам в освоении школьной программы — один из самых востребованных сейчас видов социальной поддержки. Как известно, после начала СВО в 2022 году в Россию из Украины въехало около 5 миллионов вынужденных переселенцев. 738 тысяч из них — дети. Согласно многочисленным опросам, большинство семей планируют оставаться в нашей стране как минимум до окончания боевых действий. И ребята будут получать образование здесь. Однако, при том, что почти все они хорошо говорят по-русски в повседневной жизни, как школьный предмет русского языка в украинских школах они не изучали или изучали только в старших классах — как второй иностранный. Успешно учится в России, где все предметы идут на русском, им трудно.

738 тысяч детей беженцев въехало в Россию после начала СВО.

Чтобы освоить школьную программу детям-беженцам приходится брать дополнительные уроки. Но репетиторы сегодня дороги. Один час занятия русским языком стоит от 800 до 1500 рублей. Подготовка к государственной итоговой аттестации еще дороже — здесь цены переваливают уже за 2000 рублей в час. У семей, фактически начинающих жизнь с нуля, зачастую нет возможности платить преподавателям такие деньги.

Решить проблему помогают учителя-добровольцы. Первые группы поддержки в обучении стали возникать еще в начале спецоперации. Так, в Москве, в Церковном штабе помощи беженцам при Синодальном отделе по благотворительности Русской православной церкви помимо помощи с жильем и оформлением документов, волонтеры стали искать педагогов, готовых бесплатно заниматься с детьми и передавали их контакты семьям. А в Ростове-на-Дону, куда после начала СВО хлынул самый большой поток переселенцев, появился проект «Мы вместе учимся», который создал местный бизнесмен Евгений Деменский.

«Ребятам приходится переучивать все предметы на русском, — отмечает доброволец. — Как выяснилось, даже математику трудно освоить без языка», — Евгений Деменский, координатор проекта «Вместе мы учимся».

Спрос на уроки, и вправду, оказался огромным — к 1 сентября 2022 года в очередь к учителям из проекта «Мы вместе учимся» стояли свыше 400 учеников.

Сегодня в интернете можно найти десятки чатов, в которых вынужденные переселенцы могут подобрать детям бесплатных преподавателей. Одна из таких групп — сообщество «Школа. Помощь беженцам», которую в начале 2023-2024 учебного года создала волонтер Мария Макеева, на базе группы «Беженцы. Москва и МО», поддерживавшей семьи переселенцев гуманитарной помощью. Со «Школой» сотрудничают пять учителей-добровольцев, готовых подтягивать ребят по всем предметам (обществознание, история, русский, математика, география), а также педагоги дружественного православного фондам, которые кроме математики и русского, занимаются с ребятами химией и биологией. Среди них — Елена Ларионова, педагог русского языка и литературы с почти 20-летним стажем.

«Я — альтруистка и это неизлечимо! — улыбается волонтер. — С детства живу по принципу: сколько отдашь, столько и получишь взамен. Но возвращается обычно в десятки раз больше!»

Елене Ларионовой — 45. Она родилась и выросла на Дальнем Востоке, в Благовещенске, там же закончила и вуз, получив профессию учителя. Больше десяти лет, до 2017 года, работала в местной школе, а семь лет назад вместе с мужем и сыном переехала в Московскую область. Сейчас она живет в Подольске, а преподает в Москве, в школе № 2038. Кроме того, она ведет занятия в нескольких образовательных детских центрах, а также занимается с учениками частным образом, готовя к сдаче ОГЭ и ЕГЭ.

Несмотря на напряженную работу, Елена всегда занималась благотворительностью. В детстве она спасала брошенных кошек и собак, а став взрослой начала помогать деньгами и вещами приютам для бездомных животных. А еще каждый месяц она передает определенную сумму фондам помощи детям с онкологическими заболеваниями, например, фонду Константина Хабенского.

Когда в феврале 2022 года началась спецоперация на Украине, Елена не смогла остаться в стороне. С осени в школах начали собирать бойцам гуманитарную помощь: продукты, теплые вещи, медикаменты, плести маскировочные сети, и Елена включилась в эту работу. В тоже время в классах стали появляться первые ученики из семей беженцев. Перед тем как поступить в школу, все дети проходили тестирование. Некоторых зачисляли без потери учебного года, но многие этот год теряли и вместо шестого класса шли в пятый, вместо одиннадцатого — в десятый. Видя, какие пробелы у ребят в знаниях, Елена решила, что принесет больше пользы, как волонтер-репетитор, подтягивая школьников по русскому языку.

«Группу «Школа. Помощь беженцам» мне порекомендовали родители моих учеников, — вспоминает Елена Ларионова. — Я связалась с Марией и предложила свою помощь. Сначала я представляла, что это будут индивидуальные занятия с несколькими учениками, но когда изучила чат подробнее, то увидела, что запрос на уроки русского массовый. Тогда я решила собрать три группы — общую, для учеников 5-8 классов, и две для подготовки к экзаменам — ОГЭ и ЕГЭ».

Некоторый опыт занятий с детьми из Донбасса у Елены на тот момент уже был. Еще в 2017 году в Подольске у нее был ученик — мальчик из Луганска. Он хорошо говорил по-русски, но писал с трудом, правилами почти не пользовался. Тем не менее Елене удалось подготовить его, улучшить успеваемость.

С нынешними учениками Елена занимается раз в неделю, по выходным. Уроки ведет онлайн, в Zoom. На первом занятии все дети прошли диагностику, после чего Елена составила план — какие темы нужно изучить в первую очередь. Сами же уроки строятся так: сначала ребята разбирают с репетитором теорию, затем самостоятельно выполняют упражнения. Домашние задания тоже есть — обычно в виде тестов с автоматической проверкой.

Легко ли ребятам дается русский язык?

«Больше всего трудностей у них вызывает орфография, — говорит Елена. — Также они плохо знают части речи, особенно тяжело им даются деепричастные обороты и вводные слова. А запятые они вообще не ставят».

Детей понять можно. Современные русский и украинский языки — родственники. Оба они сформировались на основе древнерусского языка. У них много общего: алфавит, грамматика, пунктуация, лексический состав схож больше чем наполовину. Но есть и различия. К примеру, там, где в русском языке пишется буква «и» (нитка, золотится) по-украински следует писать «ы» (нытка, золотыться). В словах «хлеб», «смех», «свет» вместо привычной русской «е» стоит «i» — в древнерусском на этом месте была «ять», которая пришла еще из праславянского языка и точная огласовка которой на сегодняшний день неизвестна. Русские существительные женского рода в третьем склонении пишутся с мягким знаком на конце (ночь, печь, дочь), в украинском мягкий знак в этих словах отсутствует. А еще в украинском все глаголы на -ться пишутся с мягким знаком, а также почти нет причастий — их заменяют придаточные предложения. Неудивительно, что ребята, до того писавшие на украинском, в русском делают много ошибок.

«Но также я заметила, что те ученики, кто был грамотен в украинском, в русском делают меньше ошибок. А кто не знал правил украинского языка — не знает их и в русском», — делится наблюдением репетитор.

Сказывается и то, что многие дети, жившие на Донбассе, в последние годы в школу фактически не ходили. С 2020 года уроки в основном велись дистанционно, да и те прерывались обстрелами.

Всего в трех группах у Елены около 20 учеников: четверо ребят (два мальчика и две девочки) готовились к ЕГЭ, пятеро — к ОГЭ, а еще человек 10-12 посещали общие занятия. Что интересно, не все они были из Москвы или Подмосковья, хотя проект «Школа. Беженцы» создавался прежде всего для тех, кто переехал в столицу и область. Так, одна девочка живет в Луганске, другой парень в Санкт-Петербурге.

О себе ребята рассказывают мало. Елена знает только, что среди ее учеников есть мальчик из Мариуполя, бежавший с родителями из-под обстрелов, а есть дети из ЛНР, ДНР, Запорожья. Многие говорят, что приехали в Россию ни с чем — с одеждой, продуктами, жильем им помогали добрые люди. Признаются, что им было страшно ехать в никуда. А есть ребята, которые до сих пор вздрагивают от резких хлопков.

«Самая необычная история — это история Александры, — говорит Елена. — Она тоже из Мариуполя. Когда начались боевые действия, ее семья уехала в Чехию, а оттуда уже перебралась в Россию, в Нижний Новгород».

В семье Саши общались на русском. Кроме того, она свободно владеет английским языком. Но русский как отдельную дисциплину не изучала никогда. Чтобы восстановить этот пробел, родители стали искать ей репетитора в Нижнем Новгороде. Но ни один благотворительный фонд не взялся учить ее русскому с нуля. Елена же не побоялась.

«Я сразу предупредила, что чудес ждать не стоит, — признается Елена. — Но Саша оказалась очень упорной. Она грамотная, неплохо отвечает в группе, и на фоне других детей ее знания ничем не хуже».

А вот с учениками из группы общей подготовки возникла проблема. По словам Елены, если старшие ученики мотивированы, хотят успешно сдать экзамены и готовы для этого трудиться, то младшие школьники не понимают, зачем им дополнительные уроки русского языка — заниматься их заставляют родители.

«Когда я набирала эту группу, у меня было три простых условия, — поясняет Елена. — Постоянно посещать занятия, выполнять домашние работы и предупреждать заранее, если ученик не сделал «домашку» или не может прийти на урок».

Но вышло так, что первые месяцы дети учились хорошо, потом стали лениться, пропускать уроки, забивать на домашние задания. Решили: раз занятия бесплатны, то можно учится, спустя рукава, обесценив тем самым труд волонтера.

«Однажды, перед Новым годом, я пришла на урок, а там сидит один мальчик, Ваня из Мариуполя. И у меня опустились руки, — вспоминает Елена и в ее голосе слышится огорчение. — Тогда я объявила родителям, что распускаю общую группу, а Ваню перевела в группу ОГЭ. Многие темы, которые ему надо пройти, там совпадают».

Впрочем, занимаясь с детьми, Елена не ограничиваются только сухим изложением правил. Атмосфера на ее уроках очень дружеская. Так, она часто придумывает ребятам обучающие игры по мотивам аниме, «Гарри Поттера» и «Скуби-ду». Есть у них с учениками и свои шутки — например, фраза: «Я думаю!», которую сначала произносил один парень, когда размышлял над заданием, а теперь говорят все в любой непонятной ситуации. Иногда ребята, забывшись, называют, например, части речи на мове, уча тем самым Елену украинскому языку. А еще они много беседуют — о том, в какие вузы дети планируют поступать, кем видят себя в будущем, какие у них трудности в школе, со сверстниками…

«Но самое приятное для меня было то, что однажды мои ученики попросили меня встретится лично, — улыбается Елена. — После того, как ребята сдали все экзамены и получили аттестаты, мы это отметили — вместе сходили на ВДНХ, на выставку «Моя Россия».

Конец учебного года для репетитора-волонтера был напряженным. Весь май Елена устраивала ученикам вебинары, чтобы еще раз повторить все трудные темы, разбирала план написания мини-сочинений, отвечала в переписке на любые вопросы, делилась ссылками на качественные сайты для подготовки к экзаменам.

«Дети очень переживали перед экзаменами, — поясняет Елена. — Российские школьники за годы учебы не раз прошли через всевозможные ВПР, МЦКО, для них экзамены в тестовом формате уже обкатаны. А ребята с Украины не только живут чужой стране, но и вынуждены учится по новым для себя правилам. Конечно, они нервничают».

И вот пришли результаты экзаменов.

Девятиклассник Кирилл на ОГЭ получил «5». Одиннадцатиклассники, сдававшие ЕГЭ, набрали 61 балл, 66 баллов, 78 баллов. Это «4» и «5» в переводе на привычную пятибалльную шкалу оценок.

Только один ученик сдал на «3», набрав 48 баллов. Меньше 35 баллов, то есть «неудовлетворительно», не получил никто.

«Я очень довольна результатами, — признается Елена. — С такими оценками ребята могут поступать в столичные вузы. Один мальчик, например, уже решил, что пойдет в медицинский».

По словам Елены, никаких больших планов на ближайшее время у нее нет. Лето — самая пора отдохнуть и набраться сил перед новым учебным годом. Съездить на море, сходить на выставки и в музеи, пройти обучающие курсы, чтобы повысить квалификацию педагога. Вместе с тем, она благодарна своим ученикам за новый опыт.

«Эти ребята, так много пережившие несмотря на свой юный возраст, научили меня, что нужно уметь радоваться жизни. И достойно выносить те трудности, которые достались. Ни одного слова роптания от этих детей я не услышала. Напротив, они хотят учится, работать, хотят жить. Жизнелюбию, жизненной стойкости — вот этому я у них научилась», — Елена Ларионова, учитель-волонтер проекта «Школа. Помощь беженцам».

А еще волонтер поняла, что она сейчас там, где она нужнее всего. И это дает ощущение спокойствия и уверенности в своих силах. Это чувство дорогого стоит!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

14 + 11 =

Кнопка «Наверх»